Всё в порядке с Джей Ди
Ориентация: уже триста лет как абсолютно дезориентирован, но готов к экспериментам, если заинтересуете (с)
And all the nobody people, and all the somebody people
I never thought I'd need so many people

Февраль был сильно про изоляцию. Не то добровольную, не то стихийную. А теперь снова много дней про людей. И я скучал по этому. Выбираться вместе на каток. На концерт. Провести целый день в гостях. Смеяться, шутить. Говорить о сложном, но важном. Прикасаться: и телом, и собой. Радоваться совпадениям, гону, диалогам:
- Тебе кто-то звонит!
- Да это мама, возьми трубку! Ну или принеси телефон сюда.
- Полина!
- Чтооо?оО
- На!
- Привет, мам, ты на громкой связи.
- (мама из трубки) Ты там где пропала?
- Здравствуйте, НатальВасильна!
- Здравствуйте!
- Они привязали меня к ванне и никуда не пускают.
- ПОЛИНА!
- Ой да ладно, она уже привыкла.
Когда вы не сговариваясь параллельно перечитываете одну и ту же книжку и находитесь на близких эпизодах.
Ехать в машине по ночному городу.
Постепенно линяю в светлый. И до ближайшей помывки головы хожу с вытянутыми волосами. Дико им радуюсь и жажду в своей жизни утюжок для выпрямления и какое-нибудь чудо-средство, чтобы они от этого не умирали.

Забрал у института свой диплом, попрощался. Не верится, что больше там не окажусь, да и прощания как такового не было. В процессе обучения часто было больше плохо, чем хорошо, а теперь вдруг понимаю: было обалденно. Я, может, и пропустил все прелести студенческой жизни и нахватался больше душевных болячек и нервов, чем радостей, но... Но был залитый солнцем маленький кабинет французского и какая-то особая магия языка, вложенная в регионоведческие тексты и выдержки из классической литературы. Был прекрасный гон в процессе написания контрольных переводов. Был встреченный на первом курсе и прошедший с нами через всю дорогу "Мишель в ванной. Он ещё не кончил (умываться, которое располагалось на следующей странице). Было ощущение банды: самая малочисленная группа второго языка к концу обучения сократилась ещё человек на 5 и остались только люди с самыми крепкими нервами. Но внутри этого тесного французского мирка мы были настоящей командой.
Был итальянский в 9 утра. На котором когда-то родились прекрасные и до сих пор нежно и горячо любимые Чарли и Луи. "Чарли Чучуть" и "хвостик". А следом за ними родилось множество зарисовок.
Был английский. На котором мы то страдали и качали навык, то гнали, то нагло смотрели Сейлор Мун или пытались читать на немецком. Или который прогуливали в парке за оперным в цветущей сирени.
Было много. Много того, о чем вспоминается с теплотой и благодарностью.
Работник деканата улыбается, выдыхает вместе со мной и желает удачи. Зав.кафедрой в своей прекрасной суровой манере сурово крестит с видом, однозначно дающим понять, что трактовать это действие нужно как ритуальный пинок под зад.
Как-то так удачно зашёл, что сразу же забрал и аттестат из архивов университета.
И... И всё. Теперь я окончательно дипломирован.
Позвонил преподавателю французского. Испытал очень много любви. Это такой учитель, которого показывают в фильмах и сериалах про преодоление. Мы ругались всю дорогу, я был у неё её ночным кошмаром и потерянным ребенком, пару раз чуть не покинул класс, хлопнув дверью, регулярно прогуливал, возмущался (потому что у единственного хватало храбрости и дурости), спорил (хотя справедливости ради надо отметить, что споры эти строились вокруг вопросов по языку и преследовали только одну цель - понять его тонкости) и... Единственный всю дорогу задавался вопросами поздравления на праздники, организовывал, бегал, покупал цветы и единственный, сказавший спасибо после выпуска. Остальная группа без меня так и не дошла. Потому что при всем при этом нельзя отрицать: за четыре года она умудрилась вбить в меня язык на разговорном уровне. Как нельзя отрицать и того, что при всей своей строгости, при всех спорах, конфликтах, сложностях, она нас очень любила. И искренне за нас переживала, за всех. Сказали друг другу много теплых слов. Важно и тепло.
Забежал по дороге к байкерам, встретил там всех, кого только мог и не мог. Место, где ты всегда свой. Где обняли, поздравили и накормили кексиком. Нужно правда забегать почаще.
К вечеру после все беготни с психологом, институтом, байкерами и работой я решил, что у меня вообще-то праздник и ритуально слопал пол-ведра шоколадного мороженого, пол-пачки фисташкового и ритуально запил всё это шампанским с родителями. Хочется праздника. Защиту я так и не отпраздновал: бежал сломя голову выступать, вернулся поздно, промерзший и едва стоящий на ногах.
И теперь хочется массовых гуляний во имя наконец-то вырванного из зуб университета своего погрызенного куска гранита.
И вообще себя похвалить. Сначала думал, что пойду покупать платишко... В итоге оформил заказ на футболку с последним альбомом Кипелова. Любовь к рок-футболкам неискоренима, её не выведешь какой-то там женственностью!
Важные дни.

И немного Сплинов, о которых мироздание напомнило мне утром. Со временем начинают восприниматься совершенно иначе.



@темы: Терапевтический рок, Черт языкастый., Вот он, мой домик, Зеленолесье